Глава вторая. НА ЕГО МЕСТЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ Я

oblo_littleНенадолго перенесемся на два года назад. В конце 2011 года город Дзержинский выбирал мэра. Это были хоть и очередные, но довольно  интересные выборы. Первый срок Алексея Плешакова подошел к концу, и он решил пойти на второй срок, то есть, стал кандидатом №1. Хотя насчет «решил» ходят разные версии. Одни говорят, что сам Плешаков категорически не хотел идти на второй срок, мол, «надоело, сил моих больше нет», но, получив интересное предложение (из разряда тех, от которых невозможно отказаться), почесал репу и таки пошел. Другие уверяют, что Плешакову и его команде так понравилось управлять городом, что никаких сомнений и рефлексий относительно того, понравился ли Плешаков горожанам как мэр или не понравился, даже не возникало. Идти, и баста! Победа будет за нами! Все кандидаты будут разбиты! А жители… ну, что жители? Пошумят, пошумят, да и затихнут.

Однако композиция предвыборного пейзажа вдруг изменилась – на городском политическом поле выросло что-то новенькое. Примерно за год до выборов в городе зазвучал незнакомый доселе голос директора малоизвестной частной компании, занимавшейся в Дзержинском инженерно-строительным  бизнесом. Директор по фамилии Панаморенко как-то вдруг появился на парочке городских мероприятий и что-то там заявил про город и его судьбу. Потом его фирма положила плиточное покрытие на нескольких дзержинских тротуарах, поставила во дворах несколько детских площадок. Этот директор называл себя меценатом, зимой устраивал субботники по уборке снега, а летом по городу разъезжал фургон с его портретом с одной стороны и портретом Путина с другой. Ветераны к празднику получили продуктовые наборы «от Панаморенко». В городе появились большие баннеры с изображением Панаморенко и со слоганом «С Путиным нам по пути», вызвавшие волну насмешек. Наконец, он подарил молодой дзержинской семье автомобиль «Лада-Калина», и город об этом подарке, естественно, узнал.

Виталий Панаморенко, 2011 год

Виталий Панаморенко, 2011 год

Все его деяния были весьма затратны. Он взял к себе на работу корреспондента с микрофоном и видеокамерой и завел сайт, на котором стал появляться информационный шум в виде репортажей о добрых делах «дзержинского мецената» и новостей о провалах и невыполненных обещаниях Плешакова и его администрации. Так город узнал о существовании Виталия Панаморенко. Город пожал плечами и стал присматриваться.

И хотя предвыборная кампания еще не началась, намерения Панаморенко были очевидны: пойти на выборы главы города в качестве супергероя, вершащего добро и уничтожающего зло. Плешаков и администрация подивились такой прыти, сначала усмехнулись, потом задумались, но «воспитывать» выскочку не стали. Вот  начнется кампания, тогда, мол, и воспитаем.

dbg_panam_2011_2

Виталий Панаморенко, 2011 год

Однако воспитывать Панаморенко было уже поздно – он поймал кураж, жители города начали его благодарить за ступеньки, продуктовые наборы и покрашенные оградки, а некоторые муниципальные депутаты открыто вдруг стали называть его лидером. Когда же предвыборная кампания началась, всем как-то сразу стало понятно, что шансов стать мэром у Панаморенко гораздо больше, чем ожидалось. И началось противостояние между кандидатом №1 Плешаковым и кандидатом №2 Панаморенко. Но кандидатов все-таки было девять, и что оставалось делать остальной семерке кандидатов, какими бы амбициями и намерениями все они не трясли? А оставалось делать вид, что они тоже кандидаты. Уж такова судьба всех энтузиастов, возжелавших стать неглавными кандидатами. И хотя эти неглавные кандидаты неистово выступали на дебатах, встречались с народом, давали громкие интервью местным СМИ, народ смотрел на них с улыбкой сожаления, дескать, ну и чего вы, ребята, в кандидаты-то пошли, вроде ведь умные люди, а туда же? Один из таких кандидатов, пилот гражданской авиации, депутат дзержинского горсовета депутатов Владимир Вахрушев (занявший, кстати, на тех выборах почетное третье место) так оценил фаворитов выборной гонки:

— Несмотря ни на что, Алексей Николаевич импонирует мне тем, что он – человек выдержанный. Он не опускается до поливания оппонентов грязью. Плешакову на предстоящих выборах будет непросто. У народа накопилось много негатива, и я ему не раз об этом говорил. Сейчас наша администрация слабовата. Людей в администрацию надо отбирать не по принципу преданности, а по принципу профессионализма. Так что Плешакову будет тяжело, но выборы есть выборы. Что касается Виталия Михайловича Панаморенко, то я уже говорил о том, что очень рад: у нас в городе появился такой бодрый кандидат. Если бы его не было, было бы скучно. Так что Виталий Михайлович мне тоже импонирует. Единственное, что настораживает – он ворвался в городскую политику, как всадник на коне и с саблей. Он задумал наскоком решить все городские проблемы (Двести РУ, сентябрь 2011).

Виталий Панаморенко и Алла Кечеджан, 2011 год

Виталий Панаморенко и Алла Кечеджан, 2011 год

Начались встречи кандидатов с избирателями. Плешаков уверял дзержинцев, что Панаморенко хочет стать мэром для того, чтобы засыпать карьеры и застроить пойму Москва-реки. И, соответственно, нажиться на этом. «Бизнес-структуры, чьи планы рухнули в 2006-м, готовят новую попытку взятия власти. И это будет повторяться бесконечно, пока не засыпан карьер и не застроена пойма Москвы-реки». Этот посыл стал главной темой публичных выступлений кандидата Плешакова. Вспомним, что произошло в 2006-м. Правильно, убили Доркина. А за что убили? Кто убил? Думайте, думайте, дорогие избиратели, делайте выводы…

Риторика Панаморенко тоже не отличалась утонченностью. Он уверял дзержинцев, что при Плешакове город стал разваливаться, «там не ремонтируется, здесь не делается, тут не чистится, паршивая бюрократия, кругом одни отписки». А он, Панаморенко, знает, как надо правильно руководить городом, и он может решить все задачи, «поставленные сверху». Запомним эту фразу – о «задачах, поставленных сверху». Мы о ней еще вспомним.

Вот фрагмент выступления кандидата Плешакова на теледебатах в ноябре 2011 года:

— Для меня совершенно очевидно, что избирательная кампания началась еще в январе этого года, когда вышел какой-то «зеленый» журнал, обвинивший меня и администрацию в том, что мы – «нихтевская мафия» (НИХТИ – старое название ФЦДТ «Союз», где Плешаков работал партсекретарем — ред.), что мы плохо работаем, и что есть только один предприниматель, который может все в городе исправить. После этого я уже со счету сбился, сколько было «черных» газет, и все они были направлены только на то, чтобы оклеветать, обругать и представить в плохом виде главу города, то есть, меня. А сколько раз за этот период было объявлено о минировании наших жилых домов – даже во время визита Патриарха. Я спрашиваю специалистов, которые приезжают на разминирование: неужели в нашем городе завелся какой-то чудак? Они отвечают: нет, это в вашем городе началась предвыборная кампания (Двести РУ, ноябрь 2011).

Митинг «За Панаморенко», 2011 год

Митинг «За Панаморенко», 2011 год

А вот фрагмент выступления перед избирателями кандидата Панаморенко в том же ноябре 2011 года:

— Администрация под моим руководством будет работать. У меня хватит характера, я в состоянии заставить их работать. Я сам никогда не был чиновником, поэтому мне эта бюрократия, перекладывание бумажек со стола на стол, противна. Я привык так: если сегодня решили, то завтра нужно сделать. Если сегодня я поручил, то завтра спрошу. Характера у меня хватит. А сегодня проблема состоит в том, что из руководства городом никто не работает.

Замглавы Жуков, меценат Панаморенко и депутат Егорова, 2011 год

Замглавы Жуков, меценат Панаморенко и депутат Егорова, 2011 год

За полтора месяца до выборов у автомобиля зампреда дзержинской избирательной комиссии Юпатова какие-то мелкие хулиганы разбили лобовое стекло. Примечательно то, что первыми на «месте преступления» оказались корреспонденты «Угрешских вестей». Еще мелькали в переулке пятки убегающих гопников, а фотограф уже старательно щелкал с разных точек следы «циничного злодеяния». Газета вышла с пятью (!) фотографиями разбитой машины на первых полосах, а в комментариях прозвучал намек: машину зампреду ТИК разбил «новоявленный меценат, претендующий на пост главы города». И ведь не просто разбил, а еще и позвонил и в придачу грозился «снести голову» («УВ» №40, 2011). «По словам сотрудника силовых ведомств, в штабе одного из кандидатов «есть люди, способные на такое» («УВ» №41, 2011).  Меценат, рвущийся к власти, грозится отрезать головы и битой разбивает автомобили – это отложилось в памяти дзержинцев. Учитесь, начинающие политтехнологи!

Виталий Панаморенко и Алексей Плешаков, 2011 год

Виталий Панаморенко и Алексей Плешаков, 2011 год

Тем временем пошли первые снегопады, а в газете, в магазинах и на улицах города появились листовки, плакаты и большие баннеры с изображением губернатора Московской области Громова и кандидата №1 Плешакова. Кандидат Алексашин (из группы так называемых «технических кандидатов» Панаморенко) отозвался на это дело стихами:

В городе Дзержинский на плакаты,
видно, для гипноза дураков,
губернатор Громов, как по блату,
вставил фото. Рядом Плешаков.

Многие в стране разбились в пары:
Дима с Вовой, Алла и Филипп –
видно, к губернатору не даром
Плешаков на баннере прилип…

И кандидата Алексашина решением суда с выборов сняли. Но самого об этом не известили. Был забавный эпизод: когда он как кандидат пришел на теледебаты, его попросили покинуть студию. А он стал сопротивляться – не знал ведь, бедняга, что он уже лишен статуса кандидата. Ну, вызвали полицию, вызвали представителей ТИК, зачитали решение о его снятии с выборов и увели с дебатов силой, чуть ли не в наручниках. Но местное телевидение всего этого не показало, хотя могло — ведь все происходило перед телекамерами.

Виталий Панаморенко, 2011 год

Виталий Панаморенко, 2011 год

Кандидат №2 Панаморенко тоже появился в магазинах и на улицах в виде листовок, плакатов и баннеров, правда уже в одиночку, без Путина – говорят, очень серьезные товарищи высказали недовольство по поводу несогласованного применения визуального образа президента России на летних баннерах директора какой-то мелкой фирмы. На появление Панаморенко в виде баннеров и плакатов отозвался другой поэт – депутат Елена Егорова. И тоже стихами:

Со страниц газет глядят кандидатов лица,
И кого же выбрать мне, как не ошибиться?

Этот букою глядит, хмурый словно туча,
нет, не выберу его, поищу получше.

Этот внешне ничего, выглядит могучим,
только не краснея — врет, за пять лет замучил.

Этот в небеса позвал, виражи все круче,
Но пока на елку лез – обломал все сучья.

Молодой есть бизнесмен. У него палата.
Магазины и земля, кандидат богатый!

Город Дзержинский, 2011 год

Город Дзержинский, 2011 год

На тех выборах победил Плешаков. Панаморенко набрал на 215 голосов меньше. «Угрешские вести» вышли с портретом победителя и восемью (!) восклицательными знаками в заголовках первых полос. Радовался Плешаков, радовалась его администрация – выскочке таки дали по носу. Но дзержинцы сначала шепотом, а потом вслух заговорили о фальсификациях. Сам  Панаморенко отнесся к своему поражению с оптимистической ухмылкой:

— Этот проигрыш откровенно придуман. Он сфальсифицирован в столь масштабной степени, что у меня просто нет слов. Я знаю, что такое фальсификации, я к ним был готов, но то, что произошло, не вписывается ни в какие рамки. Придумывались несуществующие люди, несуществующие квартиры, несуществующие дома. Переписывались готовые протоколы голосования – в «ГАС-выборы» заводились другие цифры. Юпатов, зампред ТИК, сказал, что неважно, как люди проголосуют, главное, как мы посчитаем. Абсолютно всё придумано. Подсчет по итогам опросов накануне выборов выглядел так: за Панаморенко 60%, за Плешакова чуть больше 20%. Таким был реальный настрой жителей. Слово «проиграл» не отражает реальности. Слово «проиграл» может быть сказано только судом высшей инстанции, то есть, даже не областным судом. Иски уже пошли. Откровенная фальсификация не может пройти безнаказанно. Проиграл я или выиграл – скажет только суд. Я вижу настрой жителей города. Жители мне поверили. Поэтому можно однозначно сказать, что с сегодняшнего дня город Дзержинский становится полем противостояния жителей и кучки людей, которые считают себя властью. Народ эту власть не признает. Какая роль в процессе противостояния достанется мне, я не знаю – народный лидер или еще кто-то. Но то, что я активно буду помогать жителям добиваться справедливости – это однозначно (Двести РУ, декабрь 2011).

Виталий Панаморенко после поражения 2011 года

Виталий Панаморенко после поражения на выборах 2011 года

Город Дзержинский, декабрь 2011

Город Дзержинский, декабрь 2011

Так проигравший на выборах 2011 года кандидат Панаморенко провозгласил себя «народным лидером». Это выглядело вполне органично, потому что выборы 2011 года заметно пошатнули доверие дзержинцев к Алексею Плешакову. Гражданское общество громко заявило: выборы были нечестными. Известный всему городу Владимир Колесников, гендиректор футбольного клуба «Орбита», президент благотворительного фонда «Истоки спорта», «народный политолог» и «рупор простых горожан» назвал ту победу поражением:

— Я убежден, что если бы выборы были честными, Плешаков бы не победил ни в коем случае. Он так и не понял, что за пять лет не справился с обязанностями главы города, ему даже не стоило свою кандидатуру на эти выборы и выставлять. Но он решил идти на второй срок. В результате все мы видим, что произошло. А произошло собственно то, что у нас установлен рекорд по количеству фальсификаций. Плешаков, конечно, тут не при чем, Плешакова втянули в эти выборы, чтобы он опять занял это место. Кому-то это выгодно (Двести РУ, декабрь 2011).

Алексей Плешаков и Виталий Панаморенко, 2012 год

Алексей Плешаков и Виталий Панаморенко, 2012 год

Вот так никому не известный директор фирмы неожиданно пробился в финал и с минимальным счетом проиграл решающий матч опытному политическому бойцу. Успех это или провал? Можно предположить, что выборы 2011 года не стали разочарованием для Виталия Панаморенко. Сначала, правда, он увлекся исками в суды разных инстанций, в результате чего были пересчитаны результаты голосования на трех избирательных участках, но это был максимум, которого он смог добиться. Саму легитимность выборов ему трогать не позволили. Плешаков победил, а ты пока отойди! – категорично сказала тогдашняя власть. Панаморенко подумал-подумал и сделал оргвыводы. И решил перейти из бизнеса в политику. О, политика! Ты еще заговоришь обо мне! На месте Плешакова должен быть я!

Было решено считать выборы 2011 года разминкой перед главным боем. Началась подготовка к решающему сражению.

СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

В НАЧАЛО КНИГИ

Реклама
%d такие блоггеры, как: