Елена Ключникова: как народ проголосует, так и будет правильно

Е. Ключникова нашла лишь один аргумент в пользу объединения Фото: Двести РУ

Е. Ключникова нашла лишь один аргумент в пользу объединения
Фото: Двести РУ

Дамы оглушают кавалеров. В том смысле, что беседовать с политиками-женщинами, по-моему, интереснее, чем с некоторыми мужиками, считающими себя политиками. Почему – не знаю. Сегодня на вопросы Двести РУ отвечает Елена Ключникова, депутат дзержинского городского Совета депутатов 4-го созыва.

— Елена Юрьевна, вы хотите стать кандидатом на должность главы города Дзержинского? Или не хотите?

— Вопрос поставлен интересно – хочу или не хочу? На мой взгляд, ставить вопрос так не совсем корректно. Все дело в том, что местное отделение партии «Родина», членом которой я являюсь, выдвинуло меня кандидатом. И теперь уже региональное отделение на своей конференции будет принимать решение – выдвигать ли меня кандидатом на эти выборы. Конференция состоится 22 февраля.

— Ну, а все-таки? Хотите или не хотите?

— Хочешь-не хочешь, а если люди тебе доверили и делегировали тебя, сказали, что это нужно делать, значит, я буду это делать. Точно так же я поступила, когда жители моего избирательного округа обратились ко мне с просьбой не допустить объединение Дзержинского и Котельников. Если я вступила на путь депутатства, на путь представления интересов жителей, значит, я буду делать так, как они мне говорят. А что касается предстоящих выборов, то если человек не хочет баллотироваться, то его не заставишь. Если же есть внутреннее убеждение в своих силах, в своих возможностях, если тебя призывают люди, значит, ты должен это делать.

— Вы по-прежнему против объединения Дзержинского с Котельниками?

— По-прежнему против. За все это время я нашла только один экономический аргумент в пользу объединения. В случае если два муниципальных образования соединяются в одно, то проезд в общественном транспорте будет дешевле, чем сейчас. Сейчас, чтобы доехать до Котельников, мы платим по междугороднему тарифу. А других аргументов в пользу объединения – социальных, культурных и морально-нравственных – я не нашла. Очень много затрат у людей уйдет на то, чтобы оформить свое новое положение. Большой вопрос в том, как буден называться новое образование, где будут находиться органы власти. Уставы Дзержинского и Котельников очень разные: у нас многие полномочия переданы совету депутатов, у них – главе города.

— Все убеждены, что явка на предстоящих выборах будет высокой как никогда, потому что всю зиму народ в Дзержинке бурлит. Но впереди еще полтора месяца. Активность жителей по тем или иным причинам может заметно снизиться, тем более, что область в высокой явке не заинтересована. И главный вопрос этих выборов – «за» или «против» объединения – могут размыть. А народ потихоньку остынет.

— Я так не думаю. Это – насущный вопрос для жителей Дзержинского, и не так важно, сегодня мы его услышим или через два месяца. Сам вопрос бы поставлен не вчера. Он возник в ноябре прошлого года. Поначалу само предложение об объединении Дзержинского и Котельников казалась мне немыслимой вещью. К сожалению, многие немыслимые вещи имеют в нашей стране возможность реализовываться. Я сейчас не хочу вдаваться в историю этого процесса, но дзержинский народ с ноября прошлого года не остывает. Люди не могут остыть, когда дело касается их будущего, их жизни. В случае, если объединение все-таки состоится, будет совершен огромный перелом. И этот перелом пройдет не просто по социальным и экономическим показателям, он пройдет через души людей. Я не знаю, есть ли душа у Котельников, но у города Дзержинского душа есть, это я знаю точно. Как же люди могут остыть? Решение об объединении пока не принято. Глава города пока не выбран. Если будет высокая явка, то сфальсифицировать результаты выборов будет сложно.

— Вот смотрите: Владимир Жук рассказал о результатах опроса, было опрошено полторы тысячи жителей Дзержинского, за кого они готовы отдать голос, и Панаморенко в том опросе занял первое место. А ведь господин Панаморенко неоднократно заявлял о пользе объединения.

— Ну и что? Я допускаю, что момент узнаваемости у некоторых кандидатов высокий, потому что на прошлых выборах главы города они были хорошо пропиарены. Это несущественно. А вот момент объединения или необъединения городов – существенный. Посмотрим, как люди проголосуют на выборах, а не на опросах.

— Вы допускаете, что на выбранного народом главу может быть оказано давление со стороны области?

— Что вы называете давлением? Я не могу говорить о том, что может сделать правительство Московской области после выборов. Как я могу говорить о том, что может сделать губернатор? Он может сделать все, что угодно. А может и ничего не сделать. Откуда я могу знать?

— Воробьеву же хочется, чтобы повсюду его окружали единомышленники.

— А откуда вы знаете? Вы что, с Воробьевым беседовали на эту тему?

— Нет, я просто читаю подмосковную официальную прессу, где критиковать губернатора и правительство Московской области, судя по всему, запрещено. Там все очень односторонне. Знаете, как называется односторонний показ явлений и событий? Пропаганда. По версии подмосковных СМИ губернатор не ошибается и ошибаться не может. А про Дзержинский там вообще ничего не пишут. Только федеральные СМИ могут себе позволить сказать правду о Дзержиинском, «Новая газета», например.

— Мне кажется, по публикациям в областной прессе никто не понимает, что происходит в нашем городе. Воробьев в наш город не едет. А в прямой эфир ему дозванивается жительница нашего города и докладывает, что Дзержинский хочет объединиться с Котельниками.

— Может, Воробьев просто не знает о том, что происходит в Дзержинском на самом деле?

— Думаю, что не знает. Как он может знать, если не получает объективную информацию? Думаю, Воробьев не знает, как не знает и Путин о том, что происходит в маленьких городах.

— Как бы сделать так, чтобы они знали?

— Вы такие вопросы задаете… Если они захотят, то узнают.

— Получается, они не хотят знать?

— Вполне возможно. Многие жители нашего города тоже не хотят знать, что в городе происходит –утром они уезжают на работу в Москву, вечером возвращаются, ужинают и ложаться спать. А утром опять уезжают. Но когда их это объединение коснется, они начнут возмущаться. А коснется их это очень скоро.

— Люди болезненно не верят власти. Люди убеждены, что власть их обманывает. Смогут ли новые лица, рвущиеся к власти в нашем городе, вернуть это доверие?

— Понятие «власть» абстрактно. Власть – это конкретные люди. Чтобы вернуть доверие, жители должны доверять конкретным людям. Ведь люди сами решают, кому они будут доверять, а кому не будут. Если человек никого не обманывал, если он всегда говорил правду и действовал в соответствии со своими убеждениями, то ему доверять будут. Других критериев доверия я не знаю. А если человек сегодня говорит одно, завтра другое, а делает третье, то о каком доверии тут можно говорить? Доверие к власти напрямую связано с доверием к конкретным личностям.

— Вот вы говорили, что решение об объединении не принято. А большинство жителей считает, что «где-то там» решение принято, и никакие выборы не смогут это решение изменить.

— Это неправильно. Решение не принято. Оно будет принято тогда, когда будет избран глава города и в соответствии с Уставом будет выбран Совет депутатов. Именно Совет депутатов и глава города должны инициировать этот вопрос. Если будет выбран глава, который не хочет объединяться, если будет выбран Совет депутатов, который слушает мнение народа и не будет это объединение инициировать, значит, объединения не будет. Что у нас получилось в январе? Глава города, чтобы не выступать с такой инициативой, подал в отставку. Совет депутатов, чтобы не выступать с такой инициативой, сначала прекратил заседание и остался в неполномочном составе.

— По-вашему, Алексей Плешаков поступил правильно, уйдя в отставку?

— У него не было другого варианта, чтобы не допустить объединение.

— Елена Юрьевна, а вы приходили на площадь Дмитрия Донского по выходным? Вы видели, как  проходят общественные дискуссии на свежем воздухе?

— Конечно, я видела, активисты там работают, собирают подписи. Я тоже подписалась. Я считаю, что люди вправе проводить такие акции, конечно, в рамках закона. Народ вправе делать свое волеизъявление. А депутаты не вправе принимать решения без волеизъявления народа. Я в этом убеждена. И если меня будут убеждать в обратном, то я скажу так: народ не может проголосовать неправильно. Вот как народ проголосует, так и будет правильно. Другое дело, что выборы должны быть честными, а волеизъявление народа должно быть таким, какое оно есть на самом деле, а не подтасованным и не фальсифицированным.

— Предположим, вы станете главой города. Что вы сделаете в первую очередь?

— Засучу рукава и начну работать. А что еще должен делать глава города? Город – это хозяйственная работа, а не политические баталии на митингах и пикетах.

Беседовал Сергей Васильев

ПО ТЕМЕ: Елена Егорова: можете меня расстрелять, но с этого места я не сойду

free

%d такие блоггеры, как: